Женщины, которые боролись против того, чтобы детей законно калечили — и победили

СВЕТСКАЯ ХРОНИКА

В истории человечества было много неравнодушных, кто боролся с систематическим и законным нанесением вреда здоровью во имя денег или идеи. И среди этих неравнодушных было немало женщин.

Наш мир кажется нам чем дальше, тем опаснее. На самом деле, статистика говорит об обратном. Десятилетие за десятилетием и век за веком всё меньше происходит безнаказанных насильственных преступлений, в том числе против детей, и всё меньше людей умирает от плохой еды, воды и лекарств. Повысилась наша осведомлённость, а не опасность мира. Но что сделало его безопаснее? Усилия определённых людей.

Элизабет Кенни: освободившая детские ноги

Что вы скажете врачу, который предложит загипсовать вашему ребёнку ноги, чтобы они закостенели в красивой позиции? Да ещё и назовёт это лечением? Возможно, сочтёте сумасшедшим и не найдёте нужным этого скрывать. Но именно так в середине двадцатого века предполагалось «лечить» полный или частичный паралич конечностей после полиомиелита.
 
Если сейчас, из двадцать первого века, кажется ясным и очевидным, что если есть шанс хотя бы частично восстановить подвижность и чувствительность конечности, надо бросить все силы на массаж, физиотерапию и ЛФК… То в разгар эпидемии полиомиелита врачи не просто высмеяли женщину, которая именно так предлагала реабилитировать больных детей, но и откровенно её травили.
 
Элизабет Кенни, медсестра из Австралии, как и многие медсёстры её времени, столкнулась с уходом за большим количеством детей, пострадавших от полиомиелита. Только часть из этих детей получали полноценную медицинскую помощь — в таких случаях их ноги гипсовали. Врачей не хватало, и многие дети подолгу ждали, когда их осмотрит и загипсует доктор. Уход им, тем временем, был нужен, и Кенни попробовала средства, похожие на народные способы лечения застуженных мышц. Она аккуратно прикладывала к закаменевшим мышцам нагретую ткань, а потом потихоньку массировала и шевелила детские руки и ноги.
 
Вскоре Кенни заметила серьёзную разницу в восстановлении между детьми, своевременно осмотренными и загипсованными доктором, и теми детьми, за которыми она ухаживала бабушкиными методами. Ноги детей, извлечённых из гипса, оставались или же становились полностью безжизненными. Дети, которым массировали и шевелили ноги, частично или даже полностью восстановили их функциональность.

Она пыталась поговорить с врачами — ей сказали, что она ничего не понимает в анатомии.

Она стала записывать наблюдения над маленькими пациентами и заодно уговаривать их родителей не ждать, когда они смогут показать детей врачам, а заниматься их ногами и руками дома. Узнав об этом, доктора объявили, что Кенни препятствует получению детьми медицинской помощи. Она же в ответ пыталась доказать, что многомесячное пребывание в гипсе не только не помогает реабилитации больных, но, напротив, ухудшает состояние конечностей.
 
В 1938 году Кенни опубликовала отчёт о своей работе с больными детьми. Он вызвал недовольство многих врачей. По счастью, в самой Австралии правительство приняло сторону Кенни, оценив практические результаты её работы в чисто количественных показателях. Тогда Кенни поплыла за море спасать уже американских детей, вооружившись своим докладом и опытом признания от австралийских властей.

Пока её шельмовали уже на новом месте, Элизабет открыла по всей стране то, что мы назвали бы центрами реабилитации. В конце концов нападки на неё прекратились, а эффективность метода была официально признана.

То, что изобрела Кенни (или, точнее, приспособила и внедрила), мы сейчас называем физиотерапией и воспринимаем, как самую естественную методику реабилитации при нарушениях функциональности конечностей. Благодаря этому многие дети, которые могли бы висеть на костылях с красиво выпрямленными в гипсе ногами, встали на ноги и начали ходить самостоятельно.

Фрэнсис О’келли и её борьба против талидомида

Женщины, которые боролись против того, чтобы детей законно калечили — и победили

В своей книге «Невидимые женщины» Кэролайн Криадо Перес приводит множество шокирующих данных, по которым выходит, что лекарства практически никогда не проверяются на женщинах и потому никто на самом деле не знает точные необходимые для женщин дозировки, точное действие и вероятные побочные эффекты. Притом речь идёт о проверках на здоровых женщинах — очень редко проводятся даже такие. А уж на беременных, конечно, экспериментировать не осмелится даже тот, кто обеими руками за тестирование лекарств на женщинах в целом.

Неудивительно, что однажды на рынок вышло лекарство, которое вызвало непредвиденные и очень тяжёлые последствия для беременных — или, точнее, для их детей. Препарат под названием талидомид, которым сейчас лечат проказу, был изобретён и выведен в продажу как мягкое успокоительное и снотворное средство.

Поскольку действие его на нервную систему было намного деликатнее, чем у препаратов предыдущих поколений, врачи стали охотно прописывать его беременным.

Через некоторое время случился всплеск рождаемости детей, у которых полностью или частично отсутствовали конечности. Мало кто из врачей, однако, задавался вопросом, откуда берётся такое количество младенцев-инвалидов. Пока немецкая компания, выпустившая талидомид и уже завоевавшая европейский рынок, не представила его на лицензирование в США.

В то время чиновник, проверяющий препарат для лицензирования, должен был убедиться только в том, что лекарство не опасно для того, кто его принимает. Также ещё до лицензирования можно было распространить в США пробную партию препарата, с тем, чтобы потом предоставить отчёты врачей. Фактически лицензирование было почти пустой формальностью. Специальный врач от Управления по контролю качества продуктов питания и лекарственных средств должен был ознакомиться с описанием, предоставленным компанией, может быть — с докладами о пробной партии, и выписать лицензию.

Но проверяющей по имени Фрэнсис О’Келли этого оказалось мало.

Зная, что препарат уже давно находится на европейском рынке, она не поленилась добыть отзывы из Европы. Тогда она поняла, что в своём описании фармацевтическая компания решила не упомянуть такой побочный эффект от талидомида, как периферический неврит. Если компания скрыла такое важное побочное действие, что она могла скрыть ещё?

Несмотря на серьёзное давление Управления, О’Келси отказалась выдать лицензию талидомида. И была права.

Вскоре несколько европейских врачей провели свои исследования всплеска рождаемости детей без конечностей и установили, что виновен именно талидомид. Сразу после этого открытия президент Кеннеди распорядился наградить О’Келси за дальновидность, а стандарты лицензирования лекарств пересмотреть. Так оказались спасены тысячи американских детей.

Юнис Шрайвер против изоляции умственно отсталых детей

Женщины, которые боролись против того, чтобы детей законно калечили — и победили

У президента Кеннеди было две знаменитых сестры. Роузмари, девушка с умственной отсталостью (которой за бунт против жёсткости отца ещё и провели лоботомию, так что она утратила все полученных до физической зрелости навыки), и Юнис, девушка, которая посвятила свою жизнь тому, чтобы дети с нарушениями умственного развития не подвергались обращению, которое препятствует их умственному развитию. Ведь в большинстве случае нарушения не означает — невозможность.

Без сомнения, именно история Роузмари сподвигла Юнис заняться вопросом, как можно способствовать развитию детей с умственной отсталостью. Она опиралась на опыт жизни Роузмари с родителями в Британии. Там девушка посещала детский сад Монтессори и показывала значительные успехи в развитии, равно как и хорошее настроение. Возвращение в США отбросило Роузмари назад, привело к её бунту и, в конечном итоге, к тому, что по заказу отца из неё сделали овощ.

Юнис Шрайвер — такова была её фамилия после замужества — искала виды активности, которые будет относительно нетрудно организовать и которые помогут детям с нарушениями развития социализироваться, поддерживать хорошее настроение и развиваться умственно. В конечном итоге она обратилась к спорту. Проведя эксперимент в лагере, который она построила при собственном доме, она стала бороться за внедрение нащупанных ею методик работы с детьми и взрослыми с отсталостью в США. В конечном итоге их внедрили во всём мире, а с работ Шрайвер началась история параолимпийских игр.

Трудно переоценить вклад Юнис в качество жизни, сохранение здоровья и развитие детей с умственной отсталостью.

Если прежде многие семьи запирали их дома или в психиатрических интернатах, где они страдали от депрессии, социального отвержения и не получали никаких условий для развития, то теперь множество детей по всему миру, которых прежде признали бы неспособными обслуживать себя и радоваться жизни… обслуживают себя и радуются жизни. Узаконенные издевательства над ними не везде отошли в прошлое, но уже не воспринимаются как что-то нормальное.

Анжелика дю Кудрэ, отменившая щипцы для родов

Женщины, которые боролись против того, чтобы детей законно калечили — и победили

Что касается Роузмари Кеннеди, то причиной её отсталости стал не генетический сбой, а грубо принятые роды, в ходе которых ей передавили голову акушерскими щипцами, вызвав буквально механическую травму мозга. Уже во времена Роузмари и Юнис это было не самой распространённой бедой. А вот в восемнадцатом и девятнадцатом веке серьёзный вклад в младенческую смертность и инвалидизацию внесли врачи-гинекологи, уверенные, что не надо ждать милостей от природы, а надо взять да и вынуть ребёнка щипцами.

Большой успех в борьбе с этим жутким псевдонаучным предрассудком принадлежит легендарной акушерке дю Кудрэ. Эта женщина примечательна уже тем, что сумела официально получить медицинское образование в университете — её допустили в качестве исключения. После университета она попыталась объединить и проанализировать то, что знала об анатомии медицина и то, что было известно необразованным акушеркам Франции. В итоге она разработала метод максимально нетравматичного для матери и младенца приёма родов, а также методику обучения этому методу и специальный реалистичный тренажёр, изображающий женские таз и бёдра и младенца.

Она добилась того, чтобы сам французский король ознакомился с её методикой, с её наблюдениями о последствиях извлечения младенцев щипцами, и одобрил преподаванию ею врачам акушерского дела. Дю Кудрэ объездила всю Францию, дав множество лекций и воспитав множество преемников (чему мэтры французской медицины отчаянно сопротивлялись). Её обучение и личная практика спасли, без сомнения, тысячи младенцев.

Увы, Французская революция лишила её покровителя, а один из революционеров и заодно её давний ненавистник продвинул закон, по которому женщины роды принимать не могут. И обучать этому тоже. Заодно он вернул все старые практики родовспоможения. От переживаний дю Кудрэ умерла. И всё же её идеи через много лет были признаны. В России тоже.

Эллен Ричардс: вода это жизнь, а еда не должна быть смертельно опасна

Женщины, которые боролись против того, чтобы детей законно калечили — и победили

В виде исключения пустили учиться в университет и американкую горничную Эллен Своллоу в конце девятнадцатого века. Через несколько лет она получила научную степень по химии, пройдя довольно тернистый путь. В то время химики чаще всего шли в фармакологию — открывать лекарства будущего, или в промышленность — производить материалы будущего. Докторица Ричардс же (каковой она стала ко времени получения степени) задалась вопросом, как такое бурное развитие промышленности, фармакологической и не только, действует на здоровье людей.

Сточные воды фабрик было принято выводить в те же реки, из которых забирала воду система водоснабжения города. Ричардс обработала 20 000 образцов питьевой воды в штате Массачусетс и быстро поняла и доказала, что вода эта опасна для здоровья. И особенно — для здоровья детей. Она провела дополнительное расследование, чтобы понять, что именно так сильно загрязняет питьевую воду и как её можно было бы сделать безопаснее.

Хотя поначалу излишняя активность Ричардс вызывала недовольство властей, в конце концов в штате приняли стандарты безопасности питьевой воды, которые со временем распространились на все США. А саму Ричардс на долгие годы назначили на официальную должность, где она могла анализировать воду дальше. Но это была не единственная победа Ричардс.

Она также смогла доказать, что часть популярных пищевых добавок и консервантов опасна, и спасла этим множество детей и взрослых. Насколько опасна? Например, сосиски, а также разного рода сладости часто подкрашивали красной анилиновой краской. При постоянном употреблении её внутрь у едоков (а основными едоками нарядных сладостей были, конечно, дети) начинались серьёзные проблемы с ЖКТ, которые могли дорасти и до рака.

Было и много других опасных пищевых добавок, влияющих на вкус, цвет и срок хранения, о которых теперь никто, по счастью, не вспомнит. И если на качество воды она повлияла только в США, то её пропаганда против опасных пищевых добавок помогла всему миру.

Источник